Вадим Головченко рассказал, как в Днепре проходила избирательная кампания

29/03/2019 - 19:45

Избирательная кампания подходит к финишу. К Днепропетровской области на этих выборах, как и предрекали эксперты, было приковано особое внимание кандидатов. Ведь в нашем регионе зарегистрировано огромное количество избирателей — почти 2,5 миллионов человек. Это обусловило большое количество визитов как самих кандидатов, так и VIP-персон, которые за них агитировали.

Об этом рассказал координатор гражданской сети ОПОРа Вадим Головченко. Активную агитацию вели далеко не все кандидаты. На бордах рекламу размещали лишь 12 из 39 кандидатов, а кампанию «от двери к двери» проводили штабы лишь двух кандидатов. Зато многие забивали квоты в избиркомах своими представителями. В итоге, получалось, что в комиссии заседает по нескольку человек из одной партии. Активист предполагает, что это могло случиться из-за определенных договоренностей между кандидатами.

Также Головченко отметил активность людей — в некоторых районах очереди в Государственный реестр избирателей не расходились до десяти вечера. Правда, отметил Вадим Головченко, не стоило оттягивать включение в список избирателей до последнего момента.

Украина вошла в избирательный цикл на полтора года. За это время стоит озаботиться наличием себя в списках избирателей, если вы этого не сделали сейчас, — порекомендовал активист.

Наиболее частыми нарушениями была агитация без исходных данных, о чем неоднократно рассказывал 49000.com.ua, а также обзвон избирателей с предложением подкупа. Этими фактами сейчас занимается полиция. В общем, все эксперты сходятся во мнении, что избирательная кампания 2019 года была одной из самых жестких. О самых ярких тенденциях и о том, что ждет нас на избирательных участках 31 марта, в интервью 49000.com.ua  рассказал Вадим Головченко. Он представляет ОПОРу — гражданскую сеть, которая регулярно следит за избирательным процессом и старается фиксировать все нарушения и злоупотребления как в ходе агитационной кампании, так и непосредственно на избирательных участках.

Также читайте: Штаб в гостинице и советские праздники: как в Днепре готовятся к агитации за кандидата в президенты Юрия Бойко

— Чем занимается ваша организация известно многим. Но по какому принципу работает ОПОРа? Есть ли какое-то количество людей, которые работают на постоянной основе?

— На период выборов мы получаем грантовые средства. Из них выплачиваем наблюдателям вознаграждение. С ними мы заключаем гражданско-правовые договора на период избирательной кампании. Все проходит прозрачно и с уплатой всех налогов. Впрочем, после избирательной кампании команда продолжает отслеживать активность политических партий, участвовать в различных круглых столах уже на волонтерской основе.

К сожалению, иногда используют наше имя и имидж. Например, от нашего имени звонили членам комиссии, запугивали, спрашивали, за кого они собираются голосовать. А в Кривом Роге кто-то от нашего имени вызывал полицию.

— Эту кампанию называют одной из самых жестких. Насколько количество нарушений увеличилось в сравнении с предыдущими выборами? 

— Большинство нарушений было на начальной стадии. Часто кандидаты использовали методы, которые граничат с законодательством. Вроде как нарушения и нет, но с этической зрения это неправильно. Например, для агитации использовали органы местного самоуправления, общественные организации. Такое было в Днепропетровской облгосадминистрации, где мы заметили агитацию за одного из кандидатов. В полиции они потом объясняли, что сами впервые обнаружили этот факт, но можно ведь было заранее это пресечь, а не когда мы обратились в правоохранительные органы.

Также был резонансный случай, когда людям платили за то, чтобы они пришли на встречу с кандидатом.

— Последнее также считается «гранью» нарушения закона?

— Нет, это уже прямой подкуп избирателей. Вообще, все товары, услуги, работы, которые предлагаются с целью привлечения избирателей считаются подкупом и уголовно наказуемы. Исключение составляют лишь сувениры вроде значков, флажков и прочего.

— На этих выборах было запрещено платить агитаторам за работу. Знаете ли вы о случаях, когда штабы каким-то образом все же вознаграждали людей?

— Это нужно выяснять в самих штабах, но вот были случаи, когда социологические компании агитировали за того или иного кандидата. Подобным занимались и общественные организации. Это не является нарушением, но мы понимаем, что это непрямое финансировании кампании.

— К слову, о социологических компаниях. На этих выборах было много жалоб на то, что в их рейтингах искажены реальные настроения избирателей. Насколько «нарисованные» рейтинги отличаются от реальности? 

— Это действительно проблема. Они злоупотребляют возможностью доносить информацию, игнорируя имиджевые потери. Я и сам замечал, как на разных информационных каналах представляют рейтинги, которые сильно отличаются друг от друга. При этом часто не сообщают выборку опрошенных граждан, чем подрывают доверие к таким рейтингам. ОПОРа не проводит параллельных соцопросов, но реальную картину мы увидим уже 31 марта. Это уже можно будет сопоставить с теми рейтингами, которые нам показывали и составить мнение об объективности тех или иных социологических компаний. Это насторожит избирателей, а журналисты и общественные активисты должны придать таким фактам максимальный резонанс.

— Помимо агитаторов, в этой избирательной кампании не имеют право получать плату наблюдатели на участках. Как вы считаете, насколько это справедливо, ведь это 8-10 часов работы?

— Для начала стоит разграничить: вознаграждение нельзя платить наблюдателям, которые представляют интересы кандидатов. Например, наблюдатели ОПОРы получают зарплату, согласно договорам. Мы себя зарекомендовали, как незаангажированная организация. Например, наши активисты не могут рассказывать о своих политических симпатиях до голосования. Более того, были случаи, когда активисты фиксировали и писали заявление в полицию по нарушениям тех кандидатов, за которых они голосовали.

А, что касается кандидатов в президенты — им действительно нужно набирать волонтеров. У нас ведь проблема заключается в том, что большинство всеукраинских партий не имеют разветвленных сетей, особенно в селах.

Например, в Великобритании, если партия консерваторов проигрывает выборы, то люди у них никуда не деваются — никто не бежит, например, к лейбористам. Они до следующих выборов пытаются убедить избирателей в своих взглядах. У нас же бегают от партии к партии. К примеру, была НДП — Национально-демократическая партия. Ее члены испортили репутацию и почти в полном составе перешли в «Трудовую Украину». Потом «СДПУ», «Нашу Украину», «Партию Регионов». Это вопрос этики. Ведь партии создаются с какой-то целью. А когда человек меняет по семь партий, это уже вызывает вопросы.

— Сайт 49000.com.ua выдал серию материалов о ряде избирательных штабов в Днепре. И большинство из них не хотело идти на контакт: рассказывать о своей кампании, пускать в штаб. Как вы считаете, почему они настолько закрыты?

— Спрашивать нужно у них, возможно, некоторые вещи они не могут рассказать. Я сам довольно часто с этим сталкивался. Партии говорят, что у них кандидат самовыдвиженец, они его поддерживают, но к избирательному штабу не имеют отношения. Меня это удивляет, ведь, чем более они будут открытыми, тем больше у них возможностей привлечь избирателей.

— Появились ли во время избирательной кампании новые способы агитации, которые не использовались ранее?

— Да, это колл-центры. Мне уже шесть раз звонили, агитировали. Интересно, будет ли такой обзвон 31 марта и откуда они взяли базы данных.

— Кстати, о базах данных. На одной из пресс-конференций вы заявляли о массовом сборе анкетных данных избирателей предвыборными штабами. Прекратилась ли эта практика, была ли реакция от правоохранительных органов? 

— Действительно, в феврале это было массовым явлением. Сейчас все немного поутихло, только в агитационных палатках остались анкеты поклонников. Это не является нарушением, ведь никто вас силой не тащит заполнять эти анкеты.

— Сейчас ходит много слухов о возможных нападениях на избирательные участки? Были ли подобные случаи на предыдущих выборах? Способна ли полиция пресечь это?

— Такие случаи были — самый резонансный в Майском, Синельниковского района, в 2017 году. Тогда 20 молодых людей напали на избирательный участок во время подсчета голосов. В итоге полиция свою работу сделала — их задержали. Отбить нападение они не могли — на участке было всего пять правоохранителей. Единственное, что может предупредить нападения — профилактическая работа. Полиция привлекает Национальную гвардию, формирует мобильные группы. Заранее общается с парамилитарными(военизированными, — прим. авт.) организациями, спортивными клубами, берет на контроль тех, кто ранее был замешан в подобных инцидентах.

467
29/03/2019 - 19:45 Алексей Валенко
352
КОММЕНТАРИИ К СТАТЬЕ (0):
Оставить комментарий

Главное за день
logo-bottom
© 2019, все права защищены 49000.com.ua
Наверх