Трансплантолог Максим Кутовой рассказал, как один донор спас четырех человек

19/05/2018 - 17:15

17 мая украинский парламент принял и направил на подпись президента законопроект, согласно которому украинцы смогут при жизни завещать свои органы после смерти для пересадки другим людям, нуждающимся в трансплантации. Каждое решение будет фиксироваться и отражаться во всеукраинском реестре трансплантологии. Об изменениях, перспективах и достижениях отрасли мы поговорили с Максимом Кутовым — единственным в Днепре хирургом-трансплантологом, оперирующем в областной больнице имени Мечникова. 

«Один донор спас четырех человек» - трансплантолог. Новости Днепра

— Максим Александрович, какова история украинской трансплантологии, и как вы вошли в профессию?

— Первая в мире операция по трансплантологии почки (и первая в мире как таковая по пересадке человеческого органа. — Прим. автора) была сделана в Украине, в Харькове, в 1933 году. После долгое забвение в этой отрасли на постсоветском пространстве вплоть до 80-х.

В Мечникова первую трансплантацию почки выполнил професор Алексей Владимирович Люлько в 2001 году, меня приняли на работу в 2009, а в 2010-м я выполнил свою первую трансплантацию. Кстати, помогал в тот день мой учитель академик Александр Семенович Никоненко, без которого невозможно представить современную хирургию в Украине и трансплантологию в частности.

В трансплантологию я попал, можно сказать, случайно. До этого защитил диссертацию на тему лечения острого панкреатита под руководством профессора Якова Соломоновича Березницкого. С его легкой руки стал трансплантологом.

В Украине трансплантационные операции проводят в Киеве, Львове, Одессе, Запорожье, Харькове, а до событий на востоке страны проводили и в Донецке.

— Есть ли профильные направления по пересадке тех либо иных органов по городам?

— Начну с того, что в Украине пересаживают только печень, почки, сердце и легкие. Весь спектр операций выполняют только в Киеве. Почки, печень и сердце пересаживают также в Запорожье. В остальных центрах трансплантации, как и в областной больнице имени Мечникова, пересаживают только почку.

— Какой орган требует пересадки чаще всего, и какие органы пересаживают в мировой практике?

— Чаще всего необходима пересадка как раз-таки почки. На втором месте печень и сердце. Количество нуждающихся в трансплантации и число операций не всегда коррелируют. Так, всем больным сахарным диабетом могла бы помочь пересадка поджелудочной железы, но высокая сложность операций и большое количество осложнений привели к отказу от таких операций в большинстве центров. В мире осуществляют трансплантацию большинства внутренних органов, а также сложных комплексов тканей, таких, как лицо, нога, рука.

— На каком месте Украина по трансплантации в мире?

— Скажу только, что в Европе меньшее количество операций, чем у украинских хирургов-трансплантологов, выполняется только в Македонии и Молдове. В остальных странах в десятки раз больше.

— О каком количестве пересадок, осуществляемых украинскими трансплантологами ежегодно, идет речь?

— Скажем, если говорить о нашем профиле, то в Киеве ежегодно пересаживают около 50 почек, в Харькове около 40, в Днепре около 10. При этом число нуждающихся исчисляется тысячами.

— В чем Мечникова передовая — не количественно, так качественно?

— Мы пока единственные в Украине практикуем лапароскопическую нефрэктомию у донора. Вся операция проводится через проколы, а орган извлекается через минимальный разрез, что не так травматично для пациента, как при классической операции. Это современная малоинвазивная методика, широко используемая в европейских и американских центрах трансплантации.

— Делитесь ли опытом с зарубежными коллегами и перенимали ли опыт у них?

— В 2013 году на базе больницы Мечникова белорусские хирурги проводили мастер-класс по трансплантации почки. Чаще приходится ездить учится: неоднократно посещал конгрессы и съезды трансплантологов в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Гонконге, Барселоне, Брюсселе, Вене, Стамбуле, Москве и Париже.

«Один донор спас четырех человек» - трансплантолог. Новости Днепра

— Я так понимаю: в Мечникова осуществляют работу только с живыми донорами?

— Все верно. До 2014 года мы работали и с донорской трупной базой, но такая работа требует особых условий. Поясню почему: прежде чем использовать донорский орган после смерти пациента, необходимо выполнить ряд исследований и проб. Для этого группа врачей оценивает жизнеспособность мозга пациента, находящегося в крайне тяжелом состоянии. В течение полутора часов наблюдается состояние кровотока в мозге по данным УЗИ, проводится большой перечень клинических и лабораторных исследований.

Все результаты фиксируются в специальных протоколах. Только после заключения данной экспертной комиссии и констатации смерти мозга потенциального донора к родственникам умершего обращаются за разрешением использовать органы погибшего для спасения жизней других людей. Такое разрешение необходимо получить в течение нескольких часов, так как после смерти мозга поддерживать сердцебиение долго невозможно, а орган живет около 5 минут после остановки человеческого сердца.

Если орган не извлечен и не законсервирован за это время, он погибает и не может быть использован для трансплантации. Перевозка органов из других городов после извлечения, если говорить о мировой практике трупного донорства, в целом возможна. В Украине это, к сожалению, единичные случаи. Не в каждой городской больнице есть аппаратура для диагностики смерти мозга, как нет ее на данный момент и у нас в клинике. Но вернуться к практике трупного донорства все же планируем уже в ближайшее время.

— Скольких человек может спасти один донор?

— Давайте считать: две почки, печень, сердце, легкие, кишечник, поджелудочная железа. В зависимости от того, сколько пациентов есть в листе ожидания и кому подойдет какой орган, — от двух до семи человек. Минимум двух, может, больше. В нашей практике было такое, что один донор спас четверых требующих пересадки пациентов.

— С чем связан тот факт, что ежегодное количество трансплантаций в Днепре меньше, чем в других больших городах? Днепряне меньше болеют?

— Как я уже говорил, пересадку выполняют всего в 6 центрах трансплантации по всей Украине. Количество операций, выполняемых в Мечникова, сравнимо с Одессой, Львовом и Запорожьем. На сегодняшний день 392 днепрянина находятся на диализе, еще около 50 человек стоят в очереди на диализ. Всем этим людям показана операция.

Очевидно, что потребность в трансплантации превышает возможности не только украинской медицины. В США среднее время ожидания трансплантации от донора-трупа 5 лет. Я работаю трансплантологом на полставки, больше специалистов просто нет, а нужно хотя бы 5, чтобы удовлетворить существующую потребность. И не забывайте о стоимости такой операции, которая варьируется от 5 до 10 тысяч долларов.

— Как эта сумма коррелируется с расценками еврорынка?

— Стоимость трансплантации в Европе стартует от 100 тысяч евро. В Беларуси — 75 тысяч долларов. Поэтому делать операции за рубежом могут позволить себе далеко не все украинские пациенты.

— А случалось, что пациент с пересаженным за границей органом впоследствии обращался к вам за помощью уже здесь, в Украине?

— Признаться, было. В одном из случаев пришлось повторно оперировать пациентку, все закончилось благополучно. В другом случае возникшие после трансплантации сердца осложнения привели к гибели пациентки.

«Один донор спас четырех человек» - трансплантолог. Новости Днепра

— Как скоро восстанавливается пациент после операции? Может ли он вести активный образ жизни?

— Трансплантация почки сравнима с удалением большой грыжи. Заживает примерно месяц. Пациент способен вести активный образ жизни, двигаться и даже переносить незначительные физические нагрузки, например, плавать или заниматься в спортзале. Трансплантация — путь к полной трудовой и социальной реабилитации.

Важно понимать, что все пациенты врача-трансплантолога имеют І группу инвалидности и в течение всей последующей жизни принимают иммуносупрессивные препараты, задачей которых является угнетение иммунитета пациента. Но они обеспечивают профилактику отторжения нового органа.

— Во сколько обходится такой прием препаратов? 

— От 5 тысяч долларов в год. Существует государственная программа Министерства здравоохранения Украины, в рамках которой из госбюджета выделяются средства для приобретения препаратов для пациентов в до- и послеоперационный период при трансплантации.

8 миллионов гривен выделяется из госбюджета, 6 миллионов гривен из областного бюджета и еще 5 миллионов гривен из городского бюджета. В сумме получается 19 миллионов гривен. Но дефицит все равно есть, поскольку потребность пациентов в области в иммуносупресивных  препаратах составляет 22 миллиона гривен ежегодно, ведь в области сегодня проживают 157 человек с пересаженными органами.

— Какими именно?

— У семерых человек пересажена печень, у трех — сердце, у 147-ми пересажены почки. Ежегодно число пациентов растет: в 2009 году трансплантацию перенесли 64 человека. Днепропетровская область среди лидеров по количеству лиц с пересаженными органами в Украине.

— Кто чаще всего был донором в проведенных вами операциях?

— Среди живых родственных доноров самые жертвенные мамы — они стали донорами в 12 случаях; также 9 супругов, еще в 6 случаях —  папы, 5 братьев и по одному случаю — сестра, жена и дядя.

— Контролирует ли государство сферу трансплантологии?

— Безусловно. Мы систематично отчитываемся перед управлением по борьбе с преступлениями, связанными с торговлей людьми, ГУНП в Днепропетровской области по количеству и условиям проведенных операций. Все соглашения на донорство всегда задокументированы и сохранены в соответствующих журналах.

«Один донор спас четырех человек» - трансплантолог. Новости Днепра

— Расскажите, пожалуйста, о перспективах мировой трансплантологии: как скоро станет реально пересаживать людям напечатанные на 3D принтерах органы?

— Мне известно, что такие разработки ведутся в США, Японии и Израиле. Медики выращивают стволовые клетки и пытаются печатать органы, правда, пока такие органы на стадии исследований и в клинической практике не применяются. Искусственное сердце может работать, но временно, и требует замены уже через 2 года.    

— Верховная Рада 255 голосами приняла долго и активно обсуждаемый в СМИ законопроект №2386а-1, меняющий подход к презумпции трансплантации. Расскажите подробнее, в чем суть изменений и к чему они приведут.

— В настоящее время в мировом сообществе изъятие органов у трупа осуществляется в соответствии с принципами презумпции согласия или несогласия. Презумпция согласия (реализуется в Испании, Австрии, Беларуси) подразумевает, что человек при условии, что он письменно не засвидетельствовал запрет на использование своих органов для трансплантации после его смерти другому человеку, согласен на это. Презумпция несогласия, напротив, предполагает, что на использование органов человека после его смерти должно быть письменное согласие его самого либо его ближайших родственников.

В Украине, как и в США, Германии, Франции, действовала  презумпция несогласия. Разрешение на изъятие органов или тканей умершего должны были дать родственники после констатации смерти мозга пациента. Радикально ничего не поменялось. Изменения состоят в том, что теперь каждый украинец при жизни может выразить согласие или несогласие на трансплантацию органов в случае биологической смерти. С этой целью будет сформирован единый всеукраинский реестр.

Пока не до конца понятен механизм, согласно которому позиция каждого украинца будет учтена в единой государственной информационной системе трансплантации и отображена в паспорте и водительском удостоверении. Могу сказать одно: отделения трансплантации не смогут вести учет волеизъявления граждан относительно донорства, что вменили им в «обязанность» некоторые СМИ. Поэтому то, каким образом последствия выбора будут попадать в паспорта к украинцам, остается вопросом.

1606
19/05/2018 - 17:15 Ольга Смирнова
1456

logo-bottom
© 2018, все права защищены 49000.com.ua
Наверх