Друг или враг? Днепровский бизнесмен рассказал, что думает о Порошенко

У уроженца Днепра и одного из самых богатых людей Украины были разный период отношений с предыдущим президентом Украины Петром Порошенко. То они откровенно работали в одном направлении, то становились по разные стороны баррикад. В ходе интервью «Цензор.нет» Игорь Коломойский рассказал о нынешних отношениях с Петром Порошенко.

— У вас было общение с Порошенко после выборов?

— Один раз.

— Просто суперсенсация – ведь вы были главной мишенью его пропаганды все эти годы, самым страшным преступником, интересно, как после такого о чем-то еще можно говорить?

— Да обычная частная встреча была.

— Где вы встречались? Здесь, в Украине?

— Да, в Киеве. В частном домовладении.

— Он пытался договориться с вами о ненападении на каких-то условиях, чтобы вы его не трогали? Он же вас гонял, и сейчас ждет «ответку»?

— Да он же меня не гонял. В этом же и вопрос. Не было ж гонений. Не было против меня выдвинуто никаких обвинений, не было подозрений. Да, были фактовые уголовные дела. Ничего личного.

— Не было гонений? По его риторике и риторике его сторонников вы были и есть абсолютное зло, даже странно, как вы после такого встречались и пожимали руки.

— Но это ж была предвыборная агитация. Уже ж выборы закончились, после этого вы видели, чтобы он что-то плохое сказал? После 21 апреля?

— Говорят, Порошенко снял с банковского счета 34 миллиона долларов в июле, неужели вы о нем хорошее говорите бесплатно, входят ли деньги в улаживание вашего конфликта?

— Знаете, такой вопрос надо задавать, если бы он снял по крайней мере 340 миллионов! 34 – это не наш с ним уровень! Такой суммой он не отделается, а надо делиться. Добрые слова – это бесплатно, это комплимент. Мы с ним ни о чем не договаривались, ничего не это самое. Мы просто поболтали. Про жизнь. Уважительно. Как он себя чувствует в роли не президента, например, какие у него ощущения. Нормально. Привыкает. Конечно, скажем, в последние годы его правления, у нас были не сильно солнечные отношения…

Но первый год был запоминающимся, так что более-менее было ничего.

— Судиться готов? Тот же Портнов, ваш давний знакомый, каждый день выдвигает обвинения против Порошенко. Или идут какие-то переговоры, и суды это инструмент давления, как и борьба Порошенко с вами в свое время?

— Мы не обсуждали с Порошенко вопросы, связанные с проблемами его правления и тем, что происходило. Он, когда что-то делал или не делал, должен был понимать последствия. То, что касается Портнова, я считаю, там достаточно серьезные вещи. Не знаю, может, кто-то там воспринимает это как шутку, но это временно. Сегодня только наличие Юрия Витальевича на последнем рубеже обороны не позволяет искам Портнова вылиться в какие-то конкретные беспредельные решения. Но скоро все поменяется. Если я, например, по «ПриватБанку» говорю, что я ничего не украл, то я не украл. Я говорю, что если у вас какие-то есть обвинения, давайте общаться и я рассказываю следователям. И в Женеву они ко мне приезжали, я им все рассказывал. И НАБУ допрашивало меня в Берне, и прокурорские были в Женеве. И я им все рассказал, как у меня отняли «ПриватБанк». А уже пусть, пожалуйста, следствие и суд выносят свои вердикты. Но как-то они не торопятся. И кто-то должен ответить, почему трансформация произошла, почему портфель, в котором было 193 компании и 137 млрд кредитов трансформировали в 36 других компаний и по дороге потеряли 270 млрд. залога.

— А Порошенко вы спрашивали об этом?

— А он тут ни при чем.

— Как это возможно, вы шутите?

— А если и причем, то все равно бы не сказал.

— Раз вы так уверены, значит, он вам что-то объяснил…

— Про трансформацию? Он не участвовал в этом. Это делали Гонтарева и Рожкова. Я подозреваю, что с его ведома где-то. Но думаю, что именно эту операцию они сделали без него, потому что он человек умный, он бы сказал: «Вы что, вообще?!» Потому что после этой трансформации акции «1+1» тоже уплыли из залога.

— Вы говорили раньше, что Порошенко хотел как раз «плюсы» себе забрать, поэтому и принял решение по «Приватбанку».

— Я рассказал вам про трансформацию как один из эпизодов общего проекта национализации ПриватБанка. Т.е. когда она задумывалась, был кредитный портфель, с нормально сохраненным лимитом на одного заемщика, все, как положено, без нарушения банковских нормативов. Там был залог и «1+1», правда, это был продакшн, а не телеканал. Там много разных названий – просто продакшн, 1+1 студия…

— Как вы умеете…

— Эту структуру, кстати, не я делал, это мне досталось еще от Фуксмана и Роднянского, потом от американцев.

— А купить Порошенко не пробовал? Может, проще бы все было?

— Да, он пробовал. Вы знаете, что Порошенко подписал сделку о покупке «плюсов»? Ну, не сам подписал лично, а договорился о покупке у Суркиса 25% «плюсов». А потом должен был как-то со мной договариваться о других 25%, и в принципе, оно уже было на выходе, они с Суркисами руки пожали, оформляли на других людей, потому что он был президент. То есть Порошенко не только «5-й канал» не продал, он еще «Плюсы» пытался купить. Это был февраль, начало марта 16-го. А потом Гонтарева сказала типа: «А на хрена тебе это надо, мы заберем банк и получишь все бесплатно». Все, он устремился по этому пути, здесь жадность у Петра Алексеевича сработала. А я думаю, что если бы Порошенко успел заключить сделку по покупке доли в «Плюсах», так и национализации «Приватбанка» наверняка б не было, и никакие стейкхолдеры не надавили бы на него.

— И при поддержке «плюсов» история могла бы сильно повернуться на выборах. Сейчас Портнов много дел поднимает по Порошенко, ваша встреча как-то повлияет на их ход?

— Только на те дела повлияет, что касается меня лично и «ПриватБанка». Но если в процессе расследования выяснится, что он там «замочил рога», как говорится, все «в рамках чинного законодавства». А если нет, то нет. Я знаю, кто конкретно забирал «Приватбанк», кто были эти «герои», и какие побуждения были. Я считаю, что Гонтарева, может даже не совсем из материальных. Те, кто за ней стояли – Пасенюки всякие, ICU, там был материальный интерес. Еще там было несколько, пока их не буду называть, советничков.

Смотрите, что они сделали, Гонтарева и Рожкова. Я не беру материальные аспекты и преступный замысел с точки зрения незаконного обогащения. Я беру, допустим, мессианство Гонтаревой по поводу реформирования банковской системы. Она пыталась ее реформировать. Убила к тому времени 83 банка. Помните, мы встретились с ней в Нацбанке. Еще Севгиль меня спрашивает: «Как вы оцениваете деятельность Гонтаревой?» Я говорю: «Прекрасно, освобождает нам рынок». Это было буквально за 3-4 месяца до национализации. А «ПриватБанк» слишком большой. Его нельзя было также отправить на свалку, как все остальные. Серьезный кипиш мог быть – 25 млн карточек, 40% транзакций всего рынка, в общем катастрофа, что могло произойти. Потом же еще была придумана пресловутая «красная кнопка», которая якобы есть у менеджмента или у Коломойского в Женеве, типа на нее кто-то нажимает и финансовая система останавливается! Гонтарева эти страшилки засылала западникам, МВФ, Мировому банку, в американское посольство.

— А Петр Алексеевич, как он сейчас вам пояснил, был не в курсе этого?

— Нет, она приходила к нему, говорит: «Давайте «ПриватБанк» заберем». А он говорит: «Ты что, вообще с ума сошла?» А Гонтарева засылала информацию американцам, и говорила, что Петя против, чтобы они оказывали на Петю давление.

— Так может ему защита еще ваша нужна от американцев?

— А почему вы сомневаетесь, что на него было сильное давление? А Шокин? Вы ж понимаете, что это правда, иностранные дипломаты добились увольнения нашего генпрокурора в обмен на кредитные гарантии США, Байден пишет об этом: «Я сказал, уберите там этого человека, иначе миллиард не дам». Нормально вообще? Примитивный уровень отношения к нам, как к папуасам. И выяснилось к тому же, что Байден и его окружение требовали снять генерального прокурора, как сегодня говорят в прессе, из своих личных интересов, а не из государственных.

В общем, они давили на Петю, он сопротивлялся. Потом, когда Гонтарева сказала, что там еще «плюсы» можно забрать… Раз еще что-нибудь можно и себе откусить – все, он уже не смог устоять.

— Пиарщики Порошенко забили весь интернет, что организовал Иловайскую операцию не он, главнокомандующий, а Коломойский, чтобы захватить электростанцию Ахметова в Зугрэсе, а Корбан с Бутусовым спланировали наступление. Многие обманутые люди в это вранье верят. Вы не обсуждали с ним вопросы его морали?

— Я вообще не читаю Фейсбук и не пользуюсь, не являюсь участником, так что не видел этого. Хотя странно, зачем мне тогда было в Зугрэсе что-то искать, на войне, когда гораздо проще тут Приднепровскую или Запорожскую — куда более мощные электростанции у Ахметова захватить. А еще лучше – его кривбассовские предприятия. Зачем бы так далеко батальон «Днепр» в бой посылать, если я, по их мнению, всем командовал, если тут все рядом и без всякого риска? Вранье очевидное. По Иловайску у меня есть вопросы, почему там собрали столько добровольческих отрядов и оставили их в окружении. Надеюсь, назначение нового начальника Генштаба Хомчака, который сам там чудом выжил при прорыве, поможет суду поскорее начаться, чтобы разобраться во всех обстоятельствах. Тогда и правда будет всем ясна.

— Инициатива по встрече была ваша или Порошенко?

— Скажем так, медиатора некоего. Типа того, что: «Вы не против?» Говорю: «Нет, не против». А он? «Он тоже не против». – «Ну, давайте увидимся».

— Будете продолжать общение с Порошенко?

— Порошенко — это часть истории Украины. Он наш пятый президент. Мы с ним прожили какую-то чуть-чуть счастливую, а по бОльшей части несчастливую жизнь. Он сделал мне немного хорошего, но это немногое — очень ценное. Порошенко удержал страну в самое тяжелое время. Можно и нужно говорить как, с какими жертвами, с какими ошибками, можно идти в суд. Все это на его совести. Я не судья. Когда мы победим, наши потомки будут гордиться нами или проклинать – всех вместе, независимо от того, как мы конфликтовали. Историки когда-то напишут, кто из нас в чем был больше прав. Но я никогда не забуду заслуги всех, в том числе Порошенко и его достижения в то опасное время. Был риск, и каждый себя проявил, и пока кто-то тихо спрятался и гудел, ждал, чем закончится, кто-то смело говорил и действовал, и мы вместе защищали нашу Родину. В то время очень немногие очень многое решили для Украины. Придите теперь новые, попробуйте сделать лучше, ведь кто-то сделал главное — что в Киеве, Харькове, Днепре сейчас не проходит линия фронта.

Коломойский рассказал об отношениях с Порошенко. Новости Днепра

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Также читайте: Хрен его знает: днепровский олигарх про судьду «ПриватБанка»

Подписывайтесь на наши странички в социальных сетях Instagram Facebook Telegram Google News

Присоединяйтесь также к 49000 в Google News. Следите за последними новостями!Присоединиться

Рекламные блоки позволяют нам оставаться независимыми СМИ, а вам – получать самые свежие новости под ними. Scroll down!

logo-bottom
© 2021, все права защищены 49000.com.ua
Наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: