Днепрянка рассказала о реалиях инклюзивного образования

Новый закон «Об образовании» дал возможность детям с инвалидностью учиться в обычных школах. В сентябре 2018 года в первый класс пошли ребята, которые будут овладевать знаниями уже в системе «Новой украинской школы. 49000.com.ua поговорил с Полиной Иваненко, мамой первоклассника Романа Иваненко, который, несмотря на диагноз ДЦП и возможность передвигаться только с помощью костылей, учится в обычной школе. Мы расспросили днепрянку о  доступности образования для детей с инвалидностью, безбарьерном пространстве и важности атмосферы в школьном коллективе.

— Почему вы выбрали для сына обычную школу? Советовались ли с Ромой в процессе принятия решения?

— Роме поставили диагноз ДЦП вследствие родовой травмы. До четырех лет у ребенка почти не было детства – мы постоянно проходили курсы реабилитации, занимались со специалистами дома. В какой-то момент мы с мужем поняли, что пытаемся подогнать Рому под критерии, по которым развиваются дети, психика и тело которых не пострадали во время родов. По сути, мы стремились, чтобы наш ребенок был, как все. Но реальность такова, что, например, ходить и бегать, как дети, у которых нет тетрапареза, Рома не сможет никогда. И сын, и мы, приложили немало усилий, чтобы он заговорил, а потом и потихоньку начал учиться ходить. К четырем годам Рома вышел на те показатели умственного и психического развития, по которым детей берут в садик. А дальше мы уже решили, что нужно сделать все, чтобы Рома стартовал во взрослую жизнь с тем же набором прав и навыком, что и обычные дети.

На счет выбора между обычной школой и интернатом для детей с ДЦП у нас с сыном даже вопросов не возникало. Рома очень хотел в школу, мечтал о том, как у него в классе появятся друзьями, вдобавок к приятелям из нашего двора.

— Ваш сын ходил в обычный садик или вы продолжали заниматься с ним дома?

— Нам удалось устроить ребенка в садик на полдня, мы с мужем писали расписки, что несем полную ответственность за все возможные форс-мажорные обстоятельства. Рома был в садике до тихого часа, потом мы его забирали. Ни мне, ни мужу не нравится система украинских дошкольных и общеобразовательных учреждений, по сути, она до сих пор советская. С другой стороны, от нашего постсоветского в целом общества никуда не деться. Да и мы не вечные, когда-нибудь Рома останется один в этом мире, поэтому хотелось бы хоть к 20 годам помочь ему сформировать навыки, необходимые для самостоятельной жизни.

— Как вы выбирали школу для ребенка?

— У нас есть возможность возить сына в школу, поэтому ориентировались не на близость к дому, а именно на рейтинг учебного заведения. Я очень рада, что новый закон об образовании предусматривает возможность для детей с инвалидностью учиться в обычных школах. До принятия нового закона мы с мужем планировали, что будем пробовать устроить Рому в обычную школу путем компромисса с тем учебным заведением, которое на это согласится. Теперь же администрация не может отказать родителям и ребенку, нужно только заранее предупредить учебное заведение. Еще, согласно законодательству, пока что в классе не может быть более трех детей с инвалидностью. Первый класс сын уже почти пережил, трудности в учебе у него такие же, как у сверстников. Да, двигается он, по меркам обычных детей, необычно. Но походка Ромы никак не связана с его интеллектуальными способностями.

— Какие отношения у Ромы с одноклассниками?

— Отношения прекрасные. Дело в том, что Ромка сам по себе — душа компании, даже если бы он совсем не мог ходить, уверена, нашел бы способ тусоваться с друзьями. С педагогами тоже хорошие отношения. А вот с родительским комитетом класса нам с мужем пришлось изрядно повоевать.

— Почему возникли проблемы?

— К сожалению, большинство украинцев до сих пор считают любую форму инвалидности заразной. На первом же родительском собрании некоторые участники стали требовать у меня медицинские документы сына, расспрашивать о диагнозе с точки зрения его опасности для окружающих. Некоторые прямо говорили: «А если ваш сын своей слюной начнет плеваться на моего ребенка, и эта слюна будет заразной?». К сожалению, впоследствии такие родители нашли общий язык с одной из школьных психологов. Эта сотрудница всерьез считает, что инвалидность у детей — результат халатности со стороны родителей. Нам очень повезло — педагог класса моего сына и директор школы — адекватные люди. Именно они не допустили возникновения травли в детском коллективе. Психолог с антинаучными взглядами уволилась. Но, к сожалению, проблема настороженного отношения к моему сыну со стороны некоторых родителей осталась. Именно по этой причине я не называю номер школы, в которой учится Рома и не даю разрешения на публикацию его фото.

— Вы не пробовали сделать историю с поведением родителей и психолога публичной?

— Я не исключаю, что в будущем, когда Рома закончит младшую школу и будет учиться у многих преподавателей одновременно, я именно так и поступлю. На сегодняшний момент не вижу смысла в особой публичности просто потому, что инклюзивное образование в Украине только появилось и, к сожалению, его развитие — это не вопрос нескольких месяцев. Если люди в 21 веке продолжают отрицать вакцинацию и считать, что хромота человека и его интеллект взаимосвязаны, вряд ли они согласятся, что права на образование у всех одинаковые. К тому же, если учителям в последнее время подняли зарплату, то ставка психолога в школах и садиках осталась на прежнем уровне. Как результат, на эту должность приходят профнепригодные люди, которые со своими стереотипами и заблуждениями на более высокие заработки просто не могут претендовать. Добавим сюда еще и отсутствие адекватных условий для детей без инвалидности. Пока нормой не станет наличие кабинок в школьных туалетах, вряд ли кто-то всерьез будет задумываться об установке пандусов и лифтов.

— Но ведь осенью 2018 года вступили в действие новые государственные строительные нормы.

— Да, верно. Но на практике мало кто из директоров школ предпочитает установку пандусов ремонтным работам, например. Пока что я не знаю, как решить эту вопрос. В Днепре с образованностью родителей, к сожалению, довольно сложно. Если по проблемам питания еще как-то можно договориться, то что-то более сложное, вроде инклюзивных возможностей или буллинга каждый должен решать самостоятельно. Я много читаю об инклюзии в украинском образовании. Но, к сожалению, Днепр пока что остается в стороне. В нашей школе есть пандус, переделывали его уже по моему требованию, угол наклона не соответствовал установленным нормам. Сейчас, пока класс и все активности Ромы в школе находятся на первом этаже, особых проблем у сына нет. В крайнем случае, он умеет просить о помощи. Но я понимаю, что нельзя ограничивать мир школьника первым этажом. И уже через пару лет Ромке нужно будет без проблем передвигаться по всему зданию школы. Тут без серьезных изменений в сторону безбарьерности не обойтись.

— В вашей школе есть ресурсная комната?

— Пока что нет. Думаю, такие комнаты нужны не только ученикам с инвалидностью. Все дети устают от сидения за партами, всем хочется поваляться, просто оказаться в атмосфере, далекой от класса. Поэтому ресурсные комнаты только для детей с инвалидностью я считаю абсурдом.

— В чем, на ваш взгляд, основная причина недостатка инклюзии в днепровских школах?

— Таких причин, на мой взгляд, несколько. Во-первых, у педагогов низкий социальный статус, с этим ничего не поделаешь. В школах работают в основном женщины, которые озабочены собственным выживанием. Зарплата, даже после повышения, не позволяет педагогам даже приблизиться к среднему классу. Теперь у этих людей появилась еще одна забота — создание доступного пространства для детей с инвалидностью, которые сами по себе еще недавно считались изгоями. Как люди, которым не на что наладить собственную жизнь, могут продвигать реформы?

Во-вторых, людям с инвалидностью очень сложно стать видимыми, большинство их воспринимает просто как иждивенцев социальной сферы. Обратите внимания даже на терминологию, которая непонятно откуда взялась: «люди с особыми потребностями», «люди с ограниченными возможностями», «люди с повышенными потребностями». Мы упорно не хотим признавать, что система закрытых заведений для людей с инвалидностью изжила себя. Если у таких людей не будет возможности зарабатывать себе на жизнь, что возможно только при условии полной интеграции в общество, Украина никогда не избавится от ярлыка «страны третьего мира».

Справка: В 2015 году Украина ратифицировала ст. 24 Конвенции ООН о правах людей с инвалидностью. В этом же году в Министерстве образования разработали план действий по внедрению в жизнь этой нормы. Принятый в 2017 г. Закон Украины «Об образовании» официально закрепил понятие «инклюзивное образование».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на наши странички в социальных сетях
Instagram
Facebook
Telegram

logo-bottom
© 2019, все права защищены 49000.com.ua
Наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: