Борис Филатов рассказал о сути и причинах конфликта между мэрами и Кабмином

Как оказалось, между премьер-министром и мэрами долгие месяцы войны был конфликт, и вот он наконец выплеснулся наружу. Сразу несколько мэров и представителей местного самоуправления выразили свое недовольство действиями правительства и даже обвинили его главу Дениса Шмыгаля в «саботаже и вредительстве». Об этом сообщает портал 49000.com.ua со ссылкой на интервью zn.ua с городским головой Днепра Борисом Филатовым.

Индикатором обострения конфликта стало решение правительства вернуть все закупки, в том числе на армию и ТрО, в систему Prozorro. Что практически заблокировало органам местного самоуправления (ОМС) возможность оперативно осуществлять закупки товаров и оборудования: бронежилетов, тепловизоров, прицелов и т.п.

Еще одна красная линия, негласно установленная и внутри общества, и внутри власти, не критиковать друг друга ради сохранения единства, пересечена. Почему мэры, объединенные в Ассоциацию городов Украины (АГУ), решились вынести сор из избы, «Зеркало Недели» спросили у мэра Днепра, члена президиума Конгресса региональных и местных властей при президенте Бориса Филатова.

— Бюджетный кодекс и закон о нацсопротивлении обязывают органы местного самоуправления финансировать армию. Так как в оборонном бюджете-2022 на экипировку был заложен ноль, да и с вооружением армии туго, многое в организации обороны легло на плечи самих бойцов, их семей, волонтеров и ОМС. Я знаю, что мэры изначально просили центральную власть забрать почетную миссию финансирования армии и ТрО в госбюджет. Но война оказалась настолько неординарной и критичной, что сегодня каждая громада, в прямом смысле борясь за свою жизнь, заинтересована в помощи ВСУ. Я правильно понимаю ситуацию, Борис? Так что или кто мешает вам помогать ВСУ?

— Нам мешает премьер-министр. То есть, если отодвинуть в сторону вопросы, связанные с Бюджетным кодексом, требующие изменения законодательства и прочего, есть премьер-министр, который торпедирует любые инициативы местного самоуправления, связанные с приобретением оборудования для нужд не только ТрО, но и ВСУ. Самый первый пример — это вопросы, связанные с предоплатой. На сегодняшний день местное самоуправление юридически ограничено постановлением Кабмина делать предоплату для приобретения каких-либо ресурсов. Мы платим только по факту, после того, как продукция поставлена. Однако иностранные поставщики не работают без предоплаты. В связи с этим мы неоднократно обращались в Кабмин с просьбой изменить нормативную базу и дать нам возможность напрямую и без помех делать закупки для армии и ТрО. Уже прошло пять заседаний Кабмина после нашего обращения, но этот вопрос так и не был вынесен на обсуждение правительства.

Я вчера читал вашу новость и хочу уточнить детали. Важно понимать, что закупки мы и так делаем. Каждая городская рада приняла программу финансирования ТрО и выделяет под нее деньги из бюджета. Как бы мы ни требовали ранее финансировать армию и ТрО из государственного бюджета, весь парадокс заключается в том, что на местном уровне сейчас как раз есть деньги. Потому что своим постановлением №590 правительство на период военных действий полностью запретило любые капитальные ремонты и реконструкции. Мы сегодня можем делать только какие-то текущие ремонты и манипуляции. Соответственно, сейчас я сижу на пятистах миллионах гривен, которые мог бы потратить на приобретение материалов и оборудования для ВСУ. Но Шмыгаль не дает мне это делать.

— Уточните, как вы могли бы потратить эти полмиллиарда.

— Мы и так их тратим понемногу. Но надо разделять статьи расходов. Например, мы строим разного рода фортификационные укрепления и финансируем это из бюджета. Но когда мы говорим о прямых покупках, появляются проблемы. Премьер почему-то считает, что я являюсь инициатором этого конфликта, но должен его разочаровать — я выступил всего лишь его катализатором. Объясняю, почему, на простом примере. Сейчас вся страна покупает пикапы для ВСУ. Я отправил своего зама на военные склады в Европу, и он нашел не просто пикапы, а тысячи нужных фронту грузовиков. Не десятки, не сотни, а тысячи! Они бывшие в употреблении, но цена приемлемая — от пяти до пятнадцати тысяч евро. Причем идут с зипами, запасными коробками, резиной и прочим. В итоге — для вашего понимания — мы за частные деньги купили на полтора миллиона евро этих грузовиков и сейчас их везем. Потому что когда я их показал коллегам мэрам, они вдохновились и хотели скинуться, чтобы выкупить несколько сотен для нужд нашей армии.

— Но вы должны были сделать предоплату?

—Точно! Но премьер сказал, что он этого делать не будет. Ни в отношении этих пикапов, ни в отношении тепловизоров, дронов, приборов по очистке воды, любых других нужных фронту ресурсов. Поэтому все товары едут к нам сюда с Запада либо через волонтеров, либо через руки «Укрспецэкспорта» и прочих. А громады сидят на деньгах и не могут их потратить. Потому что премьер имеет свою позицию на этот счет. При этом Кабмин дает разрешение на прямые закупки Фонду «Повернись живим». Это надежная организация и решение правильное. Но оно вызывает у нас вопросы: «Почему демонстративно игнорируют ОМС?».

Мы обратились к министру обороны, и Резников как адекватный министр сказал: «Класс, мы это вынесем на Кабмин». Еще два месяца назад сделал от своего имени проект решения и вынес на Кабмин, но премьер не поставил его в повестку дня. С тех пор прошло уже пять заседаний Кабмина, а премьер держит паузу. По Станиславскому. При этом он не отвечает на наши звонки, не замечает сообщений мэров. А его помощники все время нам рассказывают, что надо что-то доработать.

И это несмотря на то, что этот вопрос уже два раза обсуждался на Конгрессе местных и региональных властей при президенте, и правительство получило поручение на этот счет. Дошло до того, что АГУ уже официально обратилась к премьеру и попросила предоставить протокол заседаний Кабмина, где есть обоснования, почему важный для армии вопрос не ставится в повестку дня. Однако премьер прикрылся войной и, назвав стенограмму «документом для служебного пользования», отказал.

Но в частных разговорах присутствует тезис Шмыгаля о том, что если он, якобы, даст местному самоуправлению такие права, тогда случатся сепаратизм и федерализация. Премьер на полном серьезе считает, что мы на деньги бюджета громад будем финансировать свои бригады. То есть подкупать лояльность военных. Чтобы они что? Лучше защищали наших людей от бомб? Уже дошло до анекдота, когда мэр Белой Церкви позвонил мне и предложил следующее: «Давай я куплю грузовики твоей 93-й бригаде, а ты — моей 72-й. Чтобы премьер не думал, что мы подкупаем своих военных».

— Сейчас ваши оппоненты кинут в вас свой заготовленный камень. Видео с Zoom, где вы инструктировали свою команду накануне войны, облетело всю страну. Может, отсюда опасения премьера? Я не о вашей позиции сегодня, я о факте.

— Я к этому факту достаточно спокойно отношусь и уже не раз его комментировал. Это 14-минутное видео смонтировано из трехчасовой записи как раз моими оппонентами. При помощи «журналистов» телеканала Д1, который принадлежит криминальному авторитету Петровскому (он же — Нарик). Это давняя история и в каком-то смысле ответка на мой публичный вопрос, куда же 24 февраля подевались все главные городские «патриоты». Но даже в 14 минутах открытого обсуждения текущей ситуации в стране нет повода в чем-то меня упрекать. Чего не скажешь о депутатах от СН, у которых Петровский купил франшизу и которые всю эту историю записали, а потом отдали в монтаж заказчику. Так что я не связываю это с работой спецслужб или, тем более, с прозорливостью премьера, это местечковые разборки с бандитами.

— Чтобы закрыть политический гештальт с премьером и вернуться к закупкам и армии, должна спросить по поводу последних публикаций в медиа о возможной отставке Кабинета Шмыгаля. Ваш выстрел по Шмыгалю при желании можно трактовать как подготовку почвы для отставки.

— Инна, ну мы же с вами не в первый раз общаемся. На ровном месте такие заявления не делаются. Крышку просто сорвало. Да и то, о чем я тут вам вещаю, — малая часть того, что на самом деле происходит в недрах Кабмина. Но если в какой-то момент правоохранительные органы увидят в этом какой-то подвох, то я действительно готов дать показания. Пусть они допросят исполнительного директора АМУ Слобожана, других мэров, пусть разберутся, как мы унижаемся. Такое впечатление, что Денис Анатольевич не выдержал испытания медными трубами. После встречи с Байденом и другими лидерами ведущих стран мира нашего премьера как подменили. Премьер-министр Шмыгаль до войны и сейчас — два разных человека.

— Может, его стало сильно беспокоить, что еще до войны ОПУ превратил премьера в пешку? А теперь у главы правительства обозначилась собственная позиция и полезли амбиции — пусть даже не в том месте, но мы тем самым платим за изначальный сбой в системе госуправления.

— Но мы ж сейчас с вами говорим не о позиции или амбициях, а о результате. О КПД. У местного самоуправления все эти годы тоже были непростые отношения с офисом президента. Но почему-то сегодня мы можем позвонить Кириллу Тимошенко или любому другому представителю  ОПУ и что-то решить. А вот с господином премьером и его подручными общаться очень тяжело.

— Борис, подручные премьера — это чиновники государственного аппарата, который является конституционной ветвью власти. И бюрократическая машина не подразумевает ручного управления, как принято в ОПУ. Но я, конечно, понимаю, вы имеете в виду, что эта машина во время войны должна была перестроиться на военные рельсы и принимать решения оперативно. Нельзя с этим не согласиться.

— Как нельзя не согласиться и с тем, что топливный вопрос Кабмин провалил. Провалена коммуникация с местным самоуправлением. Скоро мы получим возможность оценить глубину провала подготовки к отопительному сезону. Еще один пример — вопрос, связанный с валютным контролем. Я звоню Юле Свириденко: «Помоги, пожалуйста». Она пересылает меня в Минэкономики, Минэкономики — в Нацбанк, тот снова отправляет в Минэкономики, потом все это спускается на уровень замминистра, потом — к начальнику департамента… После многонедельного хождения по мукам нам просто отказывают. Так невозможно работать в условиях войны. И в этой ситуации нам действительно проще работать с ОПУ. Там трубку берут. А в Кабмине не берут и, полностью проигнорировав позицию ОМС, еще и возвращают все закупки в систему Prozorro. Красиво, но неэффективно.

Прежде всего это затягивание сроков, плюс надо собрать кучу бумажек. И самое главное вот, к примеру. Мы строим РОП (ротный опорный пункт), и по требованиям Prozorro должны назвать подрядчика, сумму и место расположения. В Интернете, чтобы русские прочитали? То есть приравняли строительство военного объекта к строительству детской площадки.

Да, господин Нефедов — очень квалифицированный бывший первый заместитель министра экономики и идеолог системы Prozorro. На наши вопросы ответил, что не все требования в такой ситуации нужно соблюдать. На словах. А на бумаге? Это же ко мне после войны придет КРУ, не к нему. Поэтому очень многие законопослушные мэры уже сейчас тормозят на марше со своей инициативой. И кто страдает? Армия.

— Самая основная идея всей вашей кампании какая?

— Чтобы Кабмин отцепился от муниципалитетов по всем вопросам, связанным с военными закупками. С Prozorro, с валютным контролем, с двойным налогообложением, с предоплатой. Вот можно это все как-то решить конкретно по военным законам? Тем более что все подзаконные акты мы разработали и давно направили в Кабмин. Включая спецификацию: что, где и за сколько будем покупать. Чтобы мы могли тратить деньги на Родину. Мы же не просим таких привилегий для других закупок.

Но у премьера есть вторая версия, я ее подтверждаю. «Ну, нет, если ОМС будут все покупать, то как же Кабмин будет выглядеть в глазах народа?».

—Что вам больше славы достанется?

— Или что мы покажем прорехи в госбюджете. Я не знаю, чем они руководствуются. Мы уже решили довести всю эту историю до абсурда. А давайте громады все эти деньги отдадут в президентский фонд? Нам не жалко. Потому что военному, который приходит к нам за тепловизорами, все равно, кто их оплатит — государство или местная власть.

Самое интересное то, что когда нам говорят, что мэры будут финансировать какие-то свои бригады, это полный бред. Потому что мы все это делаем по заявкам военкоматов, которые проходят через ВГА. Грубо говоря, если главе ВГА что-то не понравится, то у него есть все полномочия дернуть нас за рукав. То есть ситуация патовая. Нас поддерживает профильный зам ОПУ, главы ВГА, министр обороны, министр финансов, министр регионального развития, а премьер просто не ставит вопрос в повестку.

— Ну, так у нас есть президент-главнокомандующий, и в условиях военного положения с помощьюСНБО он может влиять на Кабмин, пропрезидентское парламентское большинство, наконец, которое утвердило этот Кабмин. Или коней на переправе не меняют? Тем более в условиях военного положения закон это запрещает.

— Может, президенту об этом не говорят и вообще ему есть чем заниматься. Сейчас мы зашли в комитеты, работаем с депутатами. Мой коллега мэр Житомира Сергей Сухомлин достаточно жестко выступил на этот счет на СНБО. Что касается менять или не менять. Выход всегда можно найти. Но если лошадь сдохла, перестаньте на ней скакать. Тем более на переправе. Ну, а если она снова забила копытами, то, может, и можно еще протянуть какое-то время.

— Какова ситуация в Днепре? Вы можете уточнить, как это сделал Садовый, указав на 61 миллион, уже потраченный громадой Львова на помощь ВСУ? Сколько вы из бюджета отдали ВСУ за эти месяцы?

— Я не хочу меряться миллионами со своим уважаемым коллегой, но как город, который находится близко к зоне боевых действий, мы потратили в разы больше. Мы очень много тратим на фортификации.

А вы знаете, какая сейчас самая большая потребность в областях? Лопаты. Вот у меня лежит заявок на 10 тысяч лопат. Их нет ни в «Эпицентре», нигде. Я собирался давать заказ предпринимателям, чтобы они начали делать эти лопаты. А сейчас мне надо объявить тендер в Prozorro, должен прийти производитель — один, пятый, десятый… Это будет кошмар. А так я просто заплачу людям деньги, а они сделают лопаты. И все.

— Сейчас, обращаясь к тезисам оппонентов, уточню, что такие заказы часто делают свои фирмы за 10% отката.

— Пусть оппоненты говорят, что хотят. Нам надо выиграть войну, а не слушать, что будут говорить оппоненты. Мне некогда разбираться с жалобами в Антимонопольный комитет, исками в суд недовольных участников тендера. У нас война в стране. После Победы пусть приходят КРУ, НАБУ, ГБР. А сейчас у нас область и город обстреливают ракетами, и нам надо банально выжить и помочь армии настолько, насколько это в наших силах.

Если вы настолько не доверяете местным властям, введите смертную казнь за разворовывание средств. Но при этом дайте нам возможность тратить на армию деньги, которые лежат у нас на счетах.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Рекламные блоки позволяют нам оставаться независимыми СМИ, а вам – получать самые свежие новости под ними. Scroll down!

Присоединяйтесь также к 49000 в Google News. Следите за последними новостями!Присоединиться
Главное за день
logo-bottom
© 2022, все права защищены 49000.com.ua
Наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: