Участница «Модель XL» Виктория Сковоронская: В шоу я «заработала» 114 гривен

25-летняя Виктория Сковоронская из Днепра со второй попытки прошла в популярный проект 1+1 «Model XL». В третьем выпуске программы девушка получила травму, но прорвалась в 15 лучших. В итоге после двух недель в модельном доме девушка покинула шоу. Мы поговорили с Викторией о ее карьере в моделинге и впечатлениях от участия в проекте.

Участница

— Как вы решились на участие в проекте «Модель XL»?

— Позвонили редакторы, пригласили, и я решила ехать. После первого кастинга на показ меня пригласила Елена Миро. Предварительно я посылала туда заявку. В итоге прошла, участвовала в конкурсе и завоевала приз зрительских симпатий. Тогда поняла: нужно продолжать, что у меня получается. И что есть люди, которые в меня верят. Собственно, если бы не эта вера в меня совершенно разных людей, я бы никогда не стала заниматься моделингом. Вскоре я стала посылать свои заявки в разные агентства. Получила очень много отказов. В Украине мало кто хочет и готов работать с моделями plus size. Но даже сейчас мои формы большие для этой категории, мне нужно «сбросить» два-три размера.

— В СМИ писали, что вы сломали ногу перед кастингом. Так ли это? Как вы решили эту проблему?

— Да, это правда. До участия в проекте я занималась разновидностью американского футбола.  Этот вид спорта похож на регби, но правила совсем другие. За две недели до кастинга мы готовились к соревнованиям, за пять минут до конца тренировки я подвернула ногу. Ступить не могла, тренер сразу сказал идти к врачу. Но я боюсь докторов, обращаюсь к ним только в крайнем случае. На этот раз нога опухла, а через два дня я поехала к врачу и узнала о переломе. Доктор сказал, что нужно накладывать гипс. Я отказалась, написала расписку. Ходила с лангеткой и тугой повязкой.

— Как сейчас ваша нога?

— Сейчас я жалею, что отказалась от гипса. Долго не могу ходить в туфлях и в обуви на высоком каблуке. Только ровная подошва.

— А на кастинг вы отправились со сломанной ногой?

— С момента перелома прошло уже две недели, все было не так плохо, конечно. Но на съемках было очень больно, ведь приходилось бегать.

Участница

— В одном из первых эфиров «Модели XL» бегут по стадиону импровизированный марафон, у многих выпадает грудь. Все это после демонстрировали на экране. Как вы восприняли подобные съемки? Как отнеслись к ним родные и друзья?

— В немецком варианте шоу  девочки тоже бежали на каблуках. Это первое и последнее сходство оригинала и украинской версии.  На моделях были красивая обувь и платья. Это выглядело захватывающе. Они не были ни голые, ни в белье, как мы. То, что показали у нас – это, мягко говоря,  неэстетично, и это вопрос, в первую очередь, к сценаристам шоу и к телеканалу, который демонстрирует подобные кадры. В конце концов, шоу могли смотреть дети. Да, голую грудь заретушировали, но дети в наше время очень развиты, их не так просто обмануть. И мы, модели, и мои родственники и друзья просто очень долго смеялись. В немецком оригинале шоу все было зрелищно и красочно: модели соревновались в позировании, в танцах. И в первом сезоне у нас было модельно. А  во втором сезоне мы просто бежали по стадиону. В итоге никакой красоты, ведь участвовали реально крутые девочки. Но в таких условиях они попросту не могли раскрыться.

— Сколько всего длилось  участие в проекте? Были ли какие-то необычные пункты контракта?

— В телевизионном проекте я была пять недель, чуть больше месяца. А в модельном доме  пробыла две недели. Про контракт ничего не могу рассказать, потому что мы его еще не видели. Сразу скажу то, что, наверно, известно многим: нам нельзя работать с другими каналами.

— В шоу «Топ-модель по-украински» участников просят взять с собой в модельный дом определенный набор предметов одежды и обуви. Есть ли подобные требования в шоу «Модель XL»?

— Нет, там другие правила. Хоть десять чемоданов вещей привози, единственная проблема – где это все потом размещать. Единственно ограничение касалось мобильных телефонов: их у нас забирали и выдавали вечером на пятнадцать минут.

— Есть ли на проекте психолог? Как часто можно связываться с родными?

-У нас практически не было времени расстраиваться, все время забирали съемки. Психолог всегда нам помогал, разногласия касались отношений между нами, в основном. А с родными мы общались, когда получали свои телефоны, то есть вечером.

— В начале проекта вам не хватило кровати в доме и показали, как вы спите на диване. Насколько достоверным был этот кусок программы? 

— Когда мы ехали в модельный дом, у нас спрашивали: с кем ты не хочешь жить? Я ответила, что не хочу жить с Натальей Петрик. А потом оказалось, что мы с Катей Хилинской добегались, и нам не хватило кроватей. Были скандалы, я плакала, говорила, что приехала учиться, а не искать себе кровать. Четыре дня  спала на диване. В итоге в модельном доме  научилась спать по два часа в сутки. А потом  оказалось, что мое место самое лучшее, потому что это не спальня,  всегда можно позвать гостей.

— Расскажите про типичный день в модельном доме.

— Мы завтракали, ехали на сьемку. В выходной каждый делал, что хотел, это все снималось. Тогда мы еще не успели подружиться, поэтому каждый искал себе занятие самостоятельно. Я себе друзей не нашла, так и осталась одна. Я изначально пошла в проект, чтобы научиться чему-то модельному. Возможно, это отталкивало людей. Но без друзей мне было очень тяжело.

— В одном из эфиров показывали зарядку для моделей плюс-сайз. А есть ли специальная диета: чем кормили в модельном доме?

— Те две недели, которые я там жила, ничего такого не было. У нас был общий завтрак, на дальнейшие приемы пищи и спорт времени просто не хватало. Исключение составляли выходные. Тогда те, кто хотел, могли заниматься фитнесом.

— С кем из участниц было тяжелей всего общаться?

-С Аней Веревкиной вообще не клеилось. Она вроде бы и хорошая, но когда камеры выключались, мы просто начинали говорить все, что у нас на уме.

— А с кем подружились?

— С Дашей Чепковой, с Ириной Стишок. Но близкой дружбы у меня ни с кем не было.

Участница

— Расскажите про самые сложные испытания в проекте.

— Самое страшное – это фотосессия со змеей. Я панически боюсь этих существ!  Для каждой девочки готовили отдельный реквизит. Я все время спрашивала: «А что же достанется мне?». И  вот, приносят эту змею! У меня случилась истерика. В итоге на фото, конечно, все выглядит красиво, но кто бы знал, что творилось у меня в голове! Эта змея мне потом еще в модельном доме не раз мерещилась.

Еще ужасно тяжело далась  фотосессия на крыше. Я очень боюсь высоты. Мне нужно хотя бы десять минут, чтобы привыкнуть к обстановке. Там же мне надо было пройти со страховкой. Но на самом деле, кто может гарантировать сохранность страховки? Я без конца прокручивала в голове картинки: вот я падаю, что будет, если я упаду. От меня требовалось продефилировать с улыбкой на лице. Но я не могла изобразить даже спокойствие, потому что была в ужасе. Когда я увидела эфир, поняла, почему вылетела из проекта. Я снялась непрофессионально, провалила это задание. Поэтому никакой несправедливости в моем вылете из проекта нет. Думаю, лучше вылететь на первых неделях, чем дойти до финала и там прогореть.

— С кем из жюри вам удалось пообщаться?

— Мне повезло общаться с дизайнером Андре Таном. Я очень люблю Андрея Николаевича, прежде всего, из-за его открытости и дружелюбия. Если спросить  совета, он всегда подскажет, и это очень ценно. Такие люди, как он, вдохновляют. Если Андре Тан смог создать свои коллекции, и при этом общается с тобой, значит, и я смогу когда-нибудь сделать что-то важное. Когда слышу, что моделинг — не для меня, пора бы заняться чем-нибудь другим, всегда вспоминаю слова Андрея Николаевича.

Я в целом очень благодарна Андрею Николаевичу за то, что он  — один из  первых украинских дизайнеров, из сезона в сезон создающий безупречные линии одежды для моделей класса plus-size. Девушкам с такими формами очень сложно подобрать одежду, в которой  почувствуешь себя роскошно и уверенно. И, конечно, хочу сказать огромное спасибо Андре за то, что  рассмотрел мой потенциал и  помог стать  уверенной девушкой, которая идет к своей цели с высоко поднятой головой и безупречным чувством стиля.

— Расскажите об интересных моментах за кадром.

— Мне удалось  поцеловать Богдана Юсипчука. Мы сидели, мило общались, и тут я говорю: «А можно, я вас обниму и поцелую?». Актер не стал отказываться. Потом записали синхроны, я выхожу, рассказываю эту историю, мол, как же его не поцеловать, если от него веет любовью? А мне говорят: «Сковоронская! Почему ты этого в синхроне не сказала?!».

— Вы сейчас работаете? Как участие в проекте повлияло на вашу карьеру?

— Ничего не изменилось. Хочется зарабатывать, но в Украине мало людей, которые хотят и способны платить. Вот пример: мне предложили поработать, я озвучила гонорар: тысяча гривен за два дня съемки,  мне ответили – это очень дорого. Но я не могу себе позволить работать за двести гривен.  Недавно меня приглашали Елена Миро и Андре Тан для представления новой коллекции. Но все это – бесплатно. Я приехала туда как гостья. Да, поработать с Андреем Николаевичем – мечта многих моделей. Но таких фигур, как он, в Украине раз, два – и обчелся.

— С чего начать карьеру модели плюс-сайз в Днепре? 

-Самое главное – это качественное портфолио. Нужно отправлять его везде, куда только можно: на сайты, которые работают с plus-size, в магазины. Кто ищет, тот всегда найдет.

— Вам сейчас удается зарабатывать как модели?

— Пока что у меня не получается зарабатывать. Прежде всего, мне нужно похудеть на два-три размера. Постоянные разъезды, к сожалению, не способствуют поддержанию формы. Да и стоящих предложений, к сожалению, пока что нет.

— Чем же вы зарабатываете на жизнь?

— Мне помогает мой молодой человек. На мой взгляд, важно понимать, что в моделинге plus-size невозможно стартануть сразу на хорошие гонорары. Поэтому нужно, чтобы тебя или кто-то поддерживал материально, или на основной работе отпускали на съемки.

— Всегда ли вы принимала свою фигуру? Расскажите об истории своих попыток похудения, если они были.

— Сейчас мое тело мне не нравится. В детстве я была худенькой, но потом из-за перенесенного воспаления легких  случился гормональный сбой и я очень поправилась. В университете  начала заниматься  кикбоксингом, сбросила 40 кг, с 110 кг похудела до 70 кг. Этот вес сохранялся два года. Потом у меня сложилась личная жизнь, я начала жить с мужчиной. Разленилась, перестала заниматься и снова набрала тот же вес. Сейчас похудеть у меня не получается. Поездки, стрессы, часто просто нет времени не только на спорт, не успеваю даже поесть. В итоге тут перекусила, там что-то перехватила, вместо спорта просто легла спать. Нужно менять режим, но пока что с этим проблемы. Наверное, мне нужен очень строгий тренер, который будет держать в «ежовых рукавицах».

— Какой спорт вы предпочитаете?

— Раньше я бегала по утрам, прыгала на скакалке, делала три тысячи прыжков. Еще во дворе есть тренажеры, на них очень удобно заниматься после пробежки. Сейчас разленилась и ничего не делаю.

— Как вы думаете, кто победит в шоу?

-Хочу, чтобы победила Ира Стишок. Думаю, она самая крутая. Ну, еще Аня Логвинова. На мой взгляд, эти девочки лучшие.

— Почему после проекта вы заявили, что никогда больше не будете участвовать в подобных шоу?

Шоу – это шоу. А я живой человек, и возможно, просто не создана для того, чтобы быть на экране. Для меня здесь слишком много игры. Тяжело соответствовать ожиданиям сценаристов, сложно делать то, что взорвет рейтинги. Я никого не поливала грязью, могла сказать резко, это есть. Но целенаправленные интриги – это не мое. Поэтому неприятным открытием стало то, что говорят в проекте участницы друг о друге. Я пришла учиться моделингу, а в итоге оказалось, что здесь нужно просто нарабатывать рейтинг. Просмотры программы, к сожалению, никак не повлияют на мое будущее как модели. Нужно работать изо дня в день, а не изображать что-то.

-Как ваша жизнь изменилась после проекта?

— Никак. Разве что появилось больше знакомых. В целом, ни в личном, ни модельном плане, проект ничего не дает. Да, есть фантазии о том, что после проекта тебя завалят  предложениями. Но это не так. Нужно продолжать отправлять заявки, стучать и стучать дальше. А проект – это просто легкая слава. И она не дает ничего, кроме мимолетной известности. За участие нам недавно заплатили 114 гривен, хотя в контракте, который пока еще не выдали, обещали 140. Я больше потратила на участие в  шоу, чем приобрела.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на наши странички в социальных сетях
Instagram
Facebook
Telegram

Главное за день
logo-bottom
© 2019, все права защищены 49000.com.ua
Наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: