Советник мэра Днепра Максим Музыка: Мы привыкли, что парки — это удельные княжества

3/08/2018 - 14:41

Полтора года назад Максим Музыка стал советником городского головы Днепра по вопросам ветеранов АТО. До того Максим никоим образом не был связан с политикой или государственным управлением. В ходе Революции Достоинства он прославился тем, что открыл прямо на Майдане курсы самообороны для активистов и журналистов. Когда российские войска оккупировали Крым, Максим Музыка стал волонтером группы «Народный тыл» и ездил на оккупированный полуостров с помощью для заблокированных агрессором украинских военных. Тем временем пророссийские террористы на Донбассе объявили о создании «Новороссии» и с поддержкой Кремля развязали там войну.

Уже первого августа Максим отправился добровольцем на фронт и тут же попал на легендарный штурм одной из ключевых точек на фронте — Саур-Могилы. Спустя пару месяцев, будучи в Донецком аэропорту, он попал в объектив фотокорреспондента Los Angeles Times Сергея Лойко, и это фото стало известным на всю страну — его разместили на агитационных плакатах Вооруженных сил Украины.

В течение 2015–2016 гг. он командовал группой спецназа Морского центра специальных операций. В апреле 2016-го Максима демобилизовали и чуть ли не прямо из окопов он попадает на пост советника мэра по делам ветеранов АТО Днепра.

Полтора года Максим занимался вопросами ветеранов, организовывал различные курсы для демобилизованных защитников, предлагал программы по социализации и реабилитации. Неожиданно 30 мая на своей странице в Facebook Максим Музыка заявляет, что возглавит рабочую группу по оптимизации парков и скверов Днепра. Такая резкая смена профиля не может не заинтересовать, потому 49000.com.ua предложил Максиму Музыке принять участие в интервью, где он смог бы рассказать нашим читателям, как советник городского головы по делам ветеранов АТО стал хранителем городских парков и скверов.

— Максим, вы уже полтора года являетесь советником мэра Днепра в структуре городской власти. Но до того вы были вне этой системы. По сути, пришли со стороны. Какие впечатления сложились за эти полтора года?

— Весьма тяжелые. До того как стал советником мэра, я действительно не работал ни на госслужбе, ни в каких-то муниципальных структурах. В общем-то, никогда этого не хотел и к этому не стремился. Для человека внесистемного эта структура поначалу весьма непривычна. Если в частной компании у тебя появляется идея и ее принимают, ты ее сразу и реализуешь. Тут же от «делаем» до первых результатов проходит целая процедура. Проекты решений, письма, комитеты… Если ты не успел заложить идею в бюджет, то раньше чем через год ее невозможно реализовать.

— Как вы пришли к мысли, что хотите заниматься именно парками города? Раньше вы ведь были совсем в другой сфере.

— На самом деле все произошло довольно просто. Весной этого года мы окончательно выстроили новую вертикаль по работе с ветеранами. Нам удалось устранить то, что тормозило это процесс. Было множество проблем. Я склоняюсь к мысли, что, возможно, имел место быть и некий саботаж. Тем не менее, в эту сферу пришли люди, которые смогли построить нормальную системную работу, и на том мой вклад в это дело был окончен.

В апреле я пришел к мэру, отчитался о результатах и попросил направить меня на другой участок работы. Тот обещал подумать. К 9 мая городской голова поделился, что есть для меня очень важное задание. В конце месяца он пригласил к себе и сказал, что нужно навести порядок в парках Днепра. По сути, моя задача и группы, которую я возглавляю, — снять ту картину, которая есть сейчас, понять, что происходит. Борис Филатов говорил мне: «Я получил этот город без документов, и в парках мы плохо понимаем, что происходит. Нужно навести в этом порядок». На основе этого мы уже сможем составить некую дорожную карту, решить, куда нам нужно двигаться и защитить свое виденье в городском совете.

— И какие первые наблюдения, первое мнение? 

— Первая проблема, без которой мы не сможем ничего делать дальше: в большинстве парках Днепра абсолютно нет документов на землю. Это означает, что, когда мы захотим провести какой-то ремонт, реконструкцию, встанет элементарный вопрос: «А на каком основании?». Раньше такая ситуация всех устраивала, можно было что-то построить, приватизировать городскую землю. Были ситуации, когда на кадастровой карте мы видели участки, которые в частном владении и находятся буквально посреди городского парка. Теперь мы эту лавочку будем прикрывать. Каждый парк будет оформлять всю документацию на землю, получать кадастровый номер и прочее. Если мы хотим что-то реально изменить, все должно быть прозрачно и по закону. Далее нужно решить вопрос с подчинением. Тут у нас также полнейший бардак.

К примеру, этнографические парки состоят на балансе у департамента финансов. При всем уважении к их работе, какое они имеют отношение к паркам? Или, к примеру, в парке Глобы деревья состоят на балансе района. То есть директор парка даже не может распорядиться полить их. Деревья состоят на балансе районного совета, а те не могут их передать парку, потому что они не инвентаризированы. А на инвентаризацию у них денег нет. А это ведь базовые вещи, без них мы не можем ничего сделать. Когда указываешь директору парка на дырку в лестнице на мосту, он разводит руками и говорит: «Так мост не мой». Люди же разбираться не будут, они хотят прийти в парк и отдохнуть.

— Как, по-вашему, можно решить эти вопросы?

— Я выделяю несколько этапов. Необязательно они будут идти по очередности, но это тот базис, который необходим. Как я уже говорил, нужно привести парки в правильное подчинение, оформить всю нужную документацию. Во-вторых, нужно наладить базовую инфраструктуру, которую можно начинать обустраивать уже сейчас. Это, прежде всего, лавочки, освещение, туалеты, видеонаблюдение и полив зеленых насаждений. Это элементарные вещи, но их нет во многих местах. Кроме того, масштабная реконструкция — это процесс очень долгий, а люди хотят видеть результат уже завтра. Когда мы это все сделаем, уже можно планировать более серьезные шаги.

— Но ведь есть вопросы, которые нужно решать уже сейчас. Например, в том же парке Глобы, из-за засорения коллектора цветет озеро, люди этим дышат…

— На самом деле, озеро — это главная проблема в парке. Для начала там нужно откачать ил, которого накопилось на высоту полтора метра. Кроме того что это достаточно дорого, это еще и повлияет на комфорт жителей. Дело в том, что ил предлагают откачать, а после нужно будет высыпать его рядом на просушку. И это вызовет жуткую вонь. Мы ищем более элегантное решение.

— Похожая ситуация и в Зеленом Гае. Там сейчас проводят капремонт центральной аллеи, а между тем, в парке прорвало коллектор, который подтопляет склон. Следовательно, строительство и выделенные полсотни миллионов гривен могут оказаться под землей?

— Зеленый Гай подчиняется КП «Городская инфраструктура», где работают достаточно квалифицированные люди. Они еще до создания группы по оптимизации начали приводить в порядок ту же земельную документацию. Так что они не могли начать такие работы без одобрения экспертов, расчетов. Тут, скорее, проблема в коммуникации. Они не объяснили, каким образом это делается, соответственно возникли слухи, преувеличения проблемы. Начали говорить: что-то рухнет, что-то утонет. Но без резолюций экспертов никто бы не начал что-либо делать.

Кстати, чтобы избежать такого, наша команда создаст группу при Общественном совете, которая будет подробно рассказывать о том, что мы делаем, принимать предложения, идеи. У нас ведь многие мнят себя экспертами во всех вопросах мироздания, будут возникать дискуссии. Будем объяснять людям, что и зачем мы делаем. Кроме того, мы рады всем, кто согласится помочь. От элементарных «толок», когда люди выходят и убирают парк в своем квартале, до консультаций и работы профессиональных художников, экологов. Это ведь и есть принцип работы гражданского общества.

Я помню прекрасный пример в парке Шевченко, где ребята на краудфандинге собрали часть денег, немного дали меценаты, немного город и установили новую сцену. Таким людям нужно давать «зеленый свет», максимально облегчить им выполнение своей задумки. Я вот с нетерпением жду проектов на «Бюджет участия». Посмотрю, кто предложит идеи для парков. Такие вещи не должны делаться только сверху. Не может один человек сидеть и распоряжаться: «тут будет роллердром, тут сцена». У него банально не хватит времени. Так и формируется публичное пространство.

— А как директора парков относятся к таким изменениям?

— Есть те, кто относятся позитивно, некоторые — с сомнением. Мы привыкли, что парки — это такие себе удельные княжества во главе с директором, которые управляются непонятно кем. Им ведь это тоже не нравится. По сути, у директора в подчинении заместитель, бухгалтер и дворники. Кто, например, будет заниматься ивентами? Я, например, считаю, что должен быть один человек, который будет управлять организацией фестивалей, концертов и прочего.

Кроме того, я считаю, что нужно разбить парк на зоны. Они ведь у нас достаточно большие. Например, в Штатах и Западной Европе хорошо заметны такие зоны: где-то молодежь воркаутом занимается, где-то бабушки кормят уточек, в отдельном месте дети играют в футбол. Парк — это ведь публичное пространство. Нужно, чтобы было место для всех, и никто никому не мешал. Мы планируем разрабатывать для них правила. Например, дискуссионный вопрос о МАФах. Их все сносить нельзя. Я всегда привожу один пример. У меня дети живут в Киеве, и когда я приезжаю, мы идем в парк. Дети увидели канатную дорогу, захотели туда. Я им даю денег, а сам иду пить кофе в соседнее кафе. И они отдыхают, и я. В то же время я против нагромождения киосков, торгующих кукурузой, притом, еще кто-то кричит в мегафон. Это, ко всему, еще и шумовое загрязнение. Мы это будем учитывать.

Или, например, по моему мнению, должен быть единый дизайн всех сооружений. Кому нужна эта вездесущая реклама? Люди приходят в парк отдохнуть. Чтобы это контролировать, нужно сделать единую охрану. Сейчас парки заключают контракты с отдельными фирмами, а по факту охраны нет. Деньги, притом, размываются. У нас есть «Муниципальная стража», у них патрули на велосипедах. Пускай и по паркам проедутся, проследят за правопорядком.

— Вы были советником мэра по делам ветеранов АТО, сейчас занимаетесь парками. Будет ли что-то еще?

— На самом деле, это серьезная задача не на один год. И я лично доволен, что мне ее поручили. Ведь будучи советником, ты влияешь на какие-то вопросы, что-то рекомендуешь. Однако реальные плоды видишь не всегда. Тут же есть возможность показать результат, продемонстрировать, что было и что стало. Рекреационная отрасль очень важна для населения. И, я думаю, через год-два мы сможем показать первые результаты, даже задать некие тренды. Возможно даже, будем в чем-то первые в Украине.

 

658
3/08/2018 - 14:41 Алексей Валенко
415
logo-bottom
© 2018, все права защищены 49000.com.ua
Наверх