Малолетний АУЕшник из Днепра: У нас страна такая, что сесть может каждый

Различных молодежных субкультур в мире существует много. Некоторые являются совершенно безобидными, другие могут вызывать некоторые опасения (например, если речь идет об экстремальных флешмобах), а есть настолько специфические, что становится страшно. Сегодня речь пойдет о достаточно молодой в Украине, но уже успевшей зарекомендовать себя не лучшим образом, группе молодежи, живущей под девизом А.У.Е.

Эту аббревиатуру расшифровывают по-разному. Среди вариантов: «Уголовно-уркаганское единство», «Арестантский уклад един». В целом, данная субкультура представляет собой весь спектр тюремной романтики от так называемых «понятий» до откровенно криминальных действий — вымогательства, воровства, грабежей. Первые упоминания об А.У.Е в прессе датируются 2011 годом, после чего данная субкультура начала стремительно набирать популярность. Согласно открытым источникам и информатору 49000.com.ua, основная задача членов группы — сбор денег для передачи в места лишения свободы, пропаганда «правильного» образа жизни и адаптация неписанных тюремных правил к повседневности.

Средний возраст приверженцев данной, с позволения сказать, культуры — от 12 до 18 лет. Четкого разделения по функционалу у членов группы нет. Задачи общие. Единственное, что отличает адептов друг от друга — социальный статус на псевдотюремной лестнице. Например, наш собеседник, 14-летний Игорь, стоит на ступени «стремяга». Это означает, что до авторитетных пацанов, по типу «смотрящего» ему далеко, но и с совсем малолетними «шнырями» он не ровня.

«Мы вааары»

В моду входит субкультура тюремных романтиков. Новости Днепра

Именно так и с таким протяжным звуком представился нам наш юный собеседник, отвечая на вопрос: «Кто же вы такие». Естественно, мы были вынуждены попросить рассказать именно об этом нюансе немного подробнее, что Игорь сделал с удовольствием:

— Мы, короче, живем по воровским понятиям. Создаем движение на свободе. Вор — это кто? Это свободный человек. Его не волнуют условности «терпил» и «фраеров» (под последними подразумеваются потенциальные жертвы и рядовые граждане — авт.) Вор не работает, у него нет семьи, его дом — тюрьма. Там вор — царь. Он разруливает конфликты, следит за порядком. В общем, он там все решает.

— Позволь, но для того, чтобы стать вором нужно, как минимум, воровать?

— Вор, он не ворует. Он берет свое. Я же говорил, что это свободный человек. Думаешь, вор это тот, кто мелочью промышляет? Это крадун. Их тоже уважают, но ворами они не считаются. Вообще, «лоха обуть» (обокрасть кого-либо), это норма. Если не «терпилы», то кто нас «греть» (содержать) будет?

— Ты меня совсем запутал. Ты описал что-то вроде воров в законе. Но коронуют же только единиц. Что же, ты считаешь, что каждый из вас обязательно станет «законником»?

— Ну, не каждый же из нас туда серьезно собирается. Но зарекаться от тюрьмы нельзя. Сегодня мы помогаем тем, кто сидит «на киче» (в тюрьме — прим. авт.). А завтра, если я туда попаду, помогать будут мне. Это тоже по понятиям. Ну, там, вообще, как карта ляжет, но точно — если сяду, то за меня слово скажут, под нарами сидеть не буду.

— Я правильно понимаю, это что-то вроде страховки?

— Нет. У нас это такая норма. Страна такая, короче, где «заехать» (быть арестованным) может каждый.

— Ты ошибаешься, я, например, веду законопослушный образ жизни и в планах у меня попадать за решетку нет. Ты же, будто, заранее готовишься к тому, что точно произойдет.

— А как? Что мне, идти сейчас спину гнуть или «мусорам» (в контексте разговора, автору стало понятно, что под этим термином не обязательно подразумевается сотрудник правоохранительных органов, но любой, кто прошел службу в армии, занимал государственные должности, проходил свидетелем или же сообщал о преступлении, — авт.) прислуживать?

— Тем не менее, тебе нужно покупать себе еду, сигареты, сдавать деньги в кассу…

— А вот такая дорогая жизнь воровская.

Кастовая система и налог на страдальцев

В моду входит субкультура тюремных романтиков. Новости Днепра

 

Автор слышал много утверждений о том, что «взрослая» система тюремных каст и аналогичная у подростков очень сильно различаются. При чем, у подрастающего поколения воров оно приобретает совсем терминальные стадии. Впрочем, как оказалось, это слухи:

— У нас как? Сначала ты «шнырь». Это совсем малолетки, гонцы. Послать их там, куда-то, вместо тебя в магазин сбегать или куда нужно. Потом — «пацан». Слышал, у взрослых, таких, середняков, «мужиков», больше всего? Вот примерно то же самое. Только там за мужика отвечать не надо особо. Ну, работаешь, гнешь спину, но на сотрудничество с администрацией не идешь. У пацанов сложнее — если мужик не «стремится» (не хочет примкнуть к блатным — воровской элите), то у нас ты по любому должен перед смотрящим. Ты, как бы, по любому, «стремяга». Дальше пути нет, если ты не побывал «на киче». Ну, а оттуда уже выходишь по серьезной масти, какую получишь. Это если вверх. А так, можно «зашквариться» и в пи**ры попасть. Ну, оттуда пути вообще нет. По жизни чмом будешь.

— Только не говори, что на свободе процветает та же дикость!

— Чего дикость? Все ровно. У нас недавно один накосячил сильно, так его «опустили» — обоссали толпой. Все, он теперь никто и звать его никак. Хочешь отпинать, идешь пинаешь. Бабки забрать там, например. Чтоб не в общак, а себе. Это нормально, хотя у своих мы не тащим.

— Хорошо. Чем вы занимаетесь обычно? В чем заключается то самое движение?

— Мы ж чего АУЕ? Потому что все урки и босяки едины против «мусоров». А как нормальному блатарю сидеть без грева? Вот мы собираем общак, а потом смотрящий передает его сидельцам. Курево купить, в шизо парней поддержать — на все деньги нужны.

— Вы их зарабатываете?

— Я же объяснял, вор не работает, это не по понятиям. А так, кто из дому несет, кто малышню обувает, кто честно — в карты, там, выигрывает. А есть такое, в школе увидел, как кто руки не помыл после туалета — все, он «петух», у него и забрать можно.

— Ты понимаешь, что все, описанное тобой, это уголовно наказуемые преступления?

— А че мне будет? Я «малолетка», поговорят и отстанут. Уже пару раз такое было.

— Сейчас тебе 14. Ты задумываешься о будущем? Например, пойти учиться? Или так и будешь жить до момента, пока не посадят?

— Да, в «бурсу» я уже поступал. Ушел оттуда, ничему не учат толком, только деньги берут. А вообще я хотел мобильные телефоны чинить. У меня кореш есть, так он хорошо поднялся на этом. Он тоже на АУЕ был.

— То есть, со временем, из этого движения можно уйти? Без наказания?

— Ну, в общем, да. Многие уходят. Там, какое-то время, бывает, еще «отстегивают» на общее, а потом завязывают. Пользу же принесли сидельцам уже хорошую. Это если так. Просто с взрослыми связываться никто не хочет. Зато, если накосячишь в движе, то пощады не жди. Накажем обязательно.

— Мочой?

— Не только. Одному старший наказал себе два пальца сломать. Так он дверью их себе и… А то, что ты спрашиваешь, то у малолеток только на зоне беспредел, где членом наказывают. На воле проще — на сходе старший порешил, что ты «петушара» и все. Этого хватает. Ну он еще и «маляву» может пустить, что такой-то опущеный, чмо он и не человек. Все, потом в городе такому жизни не будет.

— Ты постоянно упоминаешь старшего. Это вообще кто? Чем он занимается?

— Смотрящий наш. Он сам с Новокрымки (ул. Новокрымская), бывалый сиделец. Авторитетный мужик. Занимается — за порядком следит, над общаком коптит. Он на тюрьме в блатных ходил, сейчас нам опыт передает.

Об отношениях и не только

В моду входит субкультура тюремных романтиков. Новости Днепра

— У тебя есть мама и отчим. Как они относятся к твоему «увлечению»?

— Они не знают. Отчим только что-то догадывается, он сам сидел. Ну, пару раз из «мусарни» приходили, так мне максимум мелкую кражу хотели вменить. И то там не я был. Кто — знаю, но своих мы не сдаем. Это «западло».

— Что насчет девушки?

— Так мою «шмару» ты видел. (Автор материала действительно несколько раз встречал Игоря с миловидной девушкой. По абсолютно субъективному мнению — вполне из приличной семьи. — авт.) Но у нас девок нет. Не то, чтобы нельзя, но девки они ж такие — сегодня что-то не так, побежит и сдаст всех. Не будешь же ее потом бить или опускать…

Данный разговор можно было продолжать очень долго. Впрочем, автору с головой хватило такого погружения в данную субкультуру и желания продолжать беседу попросту не было. Единственный вывод, который напрашивается, это обвинить, по традиции, родителей. Но в чем-то мы должны согласиться с выводами психологов: гораздо большую роль в подобном явлении играет общество. Автор неоднократно видел в социальных сетях группы по типу этой. При чем, приведенная по ссылке является одной из самых «мягких» вариаций. Да и одна из «модных» коллекций репера Басты носила название «А.У.Е» и содержала принты соответствующего характера.

В моду входит субкультура тюремных романтиков. Новости Днепра

От автора: Редакция 49000.com.ua ни в коем случае не поддерживает криминальные идеи, описанные в статье. Цель материала — не столько продемонстрировать разнообразие увлечений подростков, сколько привлечь внимание к достаточно серьезной проблеме. По окончанию разговора наш журналист подарил юному собеседнику книгу Леонида Габышева «Одлян или Воздух свободы», повествующей о жизни в тюрьме для малолетних преступников. Будем надеяться, что данное произведение произведет достаточное впечатление на человека, чтобы тот бросил свое глупое увлечение.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Подписывайтесь на наши странички в социальных сетях
Instagram
Facebook
Telegram

logo-bottom
© 2019, все права защищены 49000.com.ua
Наверх

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: