Не победить, так сократить: как в Днепре борются с коррупцией

1/02/2018 - 13:07

Вадим Валериевич Кравченко в течение десяти лет руководил антикоррупционным управлением областной прокуратуры, не оставил эту тему и после выхода на пенсию. Ныне — первый заместитель председателя общественной организации «Комитет по борьбе с коррупцией и нарушением прав граждан».

— Вадим Валериевич, на коррупцию и продажность жалуются многие. Но нарвавшись, например, на принципиального ревизора или патрульного на дороге, который составляет протокол, накладывает штраф – эти же люди начинают кричать о ментовском и чиновничьем беспределе. Можно ли побороть коррупцию в этой ситуации? 

— Кто считает, что коррупцию можно полностью побороть – наивен. Но есть опыт Грузии, Сингапура и других стран, который показывает: её можно значительно сократить. Именно на это мы и ориентируемся. Думаю, большинство активного населения готово жить и работать в правовом поле.

— Можно ли сказать, что со времени вашей службы в прокуратуре ситуация изменилась?

— К сожалению, нынешние реформы ввергли правоохранительные органы в бардак, специалистов там не осталось. А рвачество расцвело еще больше, чем при Януковиче. Шума много, кого-то хватают, хвастаются в СМИ — но судебных приговоров ноль. Реальная борьба с коррупцией всегда властям неудобна, потому что цепочки идут на самый верх. Когда при Ющенко создали антикоррупционные управления в прокуратуре – нас всех утверждали на должности депутаты в Верховной Раде. Тогда у нас были огромные  полномочия, мы вернулись в регионы окрылённые. Думали: столько сможем сделать. Но уже через два месяца полномочия урезали. Сейчас это управление вовсе ликвидировали, оставили только небольшой отдел.

— Ситуация, по вашим словам, непростая. Можно ли в ней на что-то надеяться рядовому гражданину или мелкому предпринимателю?

— Если грамотно действовать – всего можно добиться. Это только кажется, что «везде всё схвачено», заговор и «крыша». Потому что даже если, к примеру, прокурор области потребует от своего подчинённого вынести заведомо незаконное решение, тот ответит: «тебя через год здесь уже не будет, а отвечать в суде будет тот, чья подпись на документе, то есть я. Оно мне надо?». По своему опыту могу сказать, что в прокуратуре отнюдь не все коррупционеры, там с ними тоже идёт борьба – очень противоречивая среда. Мы много ловили и сажали «своих», просто это делалось без лишней огласки.

Важно знать, куда обращаться с конкретными проблемами. Не всегда это полиция и прокуратура. В некоторых ситуациях помочь может Антимонопольный комитет, в других — инспекция по труду. Есть, как мы её называем, «уличная коррупция» — ЖЭКи, больницы, выдача разрешительных документов – ими занимается служба БЭП. Уголовными статьями – НАБУ, Генпрокуратура. Нужны грамотные юристы, чтобы правильно оценить проблему и посоветовать людям правильные шаги, потому что сейчас очень много изменений в законах. Для гражданина главное оружие – знание законов и прав.

— Кто сегодня чаще приходит за помощью в ваш комитет?

— Предприниматели, потому что они больше вынуждены взаимодействовать с разрешительными и контролирующими органами. Ряд предприятий даже заключают с нами договоры о постоянном сопровождении их работы. Обращаются и простые граждане – например, мы помогали в восстановлении на работе незаконно уволенного сотрудника. Обращались по вопросу невыплаты полагающихся премий, которые руководство предприятия пыталось «спрятать» — иностранные партнёры перечислили оплату в размере 600 евро на каждого на каждого из преподавателей вуза, реализовывавших проект,  но на месте им выдали только по четыреста. После нашего вмешательства выплатили не только тем, кто обращался, но и всему коллективу.

Другой недавний случай в областном центре: злоумышленник, пользуясь актуальной проблематикой ОСМД и неготовностью большинства граждан вникать в её нюансы, объявил себя председателем такого объединения и принялся собирать деньги с доверчивых жильцов. Только своевременное обращение в комитет помогло разоблачить мошенника. Сейчас материалы по этому факту переданы в полицию.

Иногда вопрос решается, как только наши юристы поговорят с недобросовестным бизнесменом или чиновником и объяснят ему возможные последствия. Потому что там, где видели возможность «нагреть» незащищённого и не подкованного юридически человека, с организацией связываться уже не хотят. Так, удалось по хорошему вернуть женщине залог в $4000, выплаченный нечистоплотным риелторам за так и не предоставленную квартиру, убедить продавцов вернуть покупателю деньги за автомобиль, который оказался ворованным.

К сожалению, зачастую люди теряют интерес к правозащитной и антикоррупционной работе сразу после разрешения своего вопроса. Мы им помогли, составили иск, который был удовлетворен судом, они радостные убежали и потом даже не позвонят, чтобы сказать спасибо.

— Зачастую бизнес говорит о коррупционном давлении и поднимает шум, когда его пытаются заставить соблюдать имеющиеся законы и выплачивать положенные налоги…

— В такие вещи мы не ввязываемся, потому что у нашей организации есть имя и авторитет, которыми мы дорожим. Объясняем предпринимателю, как оформить всё законно, и только тогда ведём юридическое сопровождение его бизнеса.

— С другой стороны, сегодня многие «активисты» присвоили себе, фактически, государственные функции, занялись блокадами и захватами коммерческих объектов, а вместе с этим идут и коррупционные искушения. Как защититься предпринимателю, который становится жертвой внеправового давления со стороны негосударственных структур?

— Действительно, есть «общественники», которые занимаются только крышеванием и рейдерскими захватами. Иногда за этим стоит банальный заказ от конкурентов. Когда есть нормальный порядок ведения бизнеса, человек делает всё правильно, риск таких проблем сводится к минимуму. Если же происходит  наезд со стороны «активистов» вне правового поля, и есть явные намёки на возможное решение вопроса путём взятки, действовать нужно так же, как и в случае подобных проблем с государственными службами. То есть: подавать заявление в те правоохранительные органы, которые не замешаны в происходящем, и одновременно предавать его максимальной огласке в СМИ.

С другой стороны, общественности можно взаимодействовать с предприятиями и законным путём – можно помогать бизнесу в юридической, информационной сферах. А он, видя реальный эффект такой работы, будет делать взносы на общественную деятельность.

— Сегодня борьба с коррупцией стала, можно сказать, «общим местом». О ней очень много говорят, и организаций, желающих этим заняться, как государственных так и общественных, появляется очень много. Чем ваш комитет отличается от других?

— Во-первых, тем, что мы объединяем ветеранов правоохранительных органов – МВД, СБУ, прокуратуры. Мы знаем, как работает эта система, где чьи полномочия, где они действительно не могут, а где врут и не хотят. Например, я сам более десяти лет руководил антикоррупционным управлением Днепропетровской областной прокуратуры, которое координировало действия прокурорских, милицейских органов и СБУ.

Далее, большинство нынешних организаций «по борьбе» родились после последнего Майдана, в 2014-15 годах. А нашему комитету уже более десяти лет, у нас есть опыт.

Наконец, в методах: мы работаем не только на улице с транспарантами, хотя это тоже важно, но мы входим в общественные комитеты и комиссии при всех органах власти – ОГА, местных советах, прокуратуре, СБУ. Там идёт диалог, где можно получить ответы – почему допущено нарушение, кто принимал такое решение. И зачастую после таких вопросов чиновники сами исправляют проблему, чтобы не напрашиваться на последствия.

Как связаться с Комитетом по борьбе с коррупцией и нарушением прав граждан?

Электронная почта: kbkukraine@gmail.com.

Телефон: 056 3576820.

Адрес: Днепр, ул. Паторжинского 17-а.

Страница в соцсети:

https://www.facebook.com/kbk.org/?ref=bookmarks

 

964
1/02/2018 - 13:07 Григорий Глоба
890
КОММЕНТАРИИ К СТАТЬЕ (0):
Оставить комментарий

logo-bottom
© 2016 все права защищены 49000.com.ua
Разработано студией PAGEUP
Наверх